Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Притчи 28:2 Когда страна отступит от закона, тогда много в ней начальников...

Кажется цитатой из современного учебника политологии, но, возможно, это лишь неряшливый перевод.
Более точно " Когда страна отступит от закона, часто меняются правители..."

Такая книга действительно существует -

"Философские раздумья через призму русского шансона"
Автор Михаил Шайкевич. Издательство Скифия, Санкт-Петербург, 2012 г

Такая статья действительно существует -
"Профессиональное выгорание у пожарных"
Ссылку лень искать, но я эту статью видел и даже немножко читал.

Вяземский Петр Андреевич "Старая записная книжка"



  15 августа 1847. Я писал Жуковскому о нашей народной и руссославной школе. "Что не ясно, то не по-французски", говорят французы в отношении к языку и слогу. Всякая мысль не ясная, не простая, всякое учение, не легко применяемое к действительности, всякое слово, которое не легко воплощается в дело, - не русские мысль, учение, слово.
  В чувстве этой народности есть что-то гордое, но вместе с тем и холопское. Как пруссаки ненавидят нас потому, что мы им помогли и выручили их из беды, так наши восточники ненавидят запад. Думать, что мы и без запада справились бы, - то же, что думать, что и без солнца могло бы светло быть на земле.
  Наше время, против которого нынешнее протестует, дало однако же России 12-й год, Карамзина, Жуковского, Державина, Пушкина. Увидим, что даст нынешнее. Пока еще ничего не дало. Оно умалило, сузило умы.
  Выдумывать новое просвещение на славянских началах, из славянских стихий -- смешно и безрассудно. Да и где эти начала, эти стихии? Отказываться от того просвещения, которое ныне имеешь, в чаянии другого просвещения, более родного, более к нам приноровленного - то же, что ломать дом, в котором мы кое-как уже обжились и обзавелись, потому, что по каким-то преданиям, гаданиям, ворожейкам где-то, в какой-то потаенной, заветной каменоломне должен непременно скрываться камень-самородок, из которого можно построить такие дивные палаты, что перед ними все нынешние дворцы будут казаться просто нужниками. Вот эти русскославы и ходят все кругом этого места, где таится клад, с припевами, заговорами, заклятьями и проклятьями Западу, а своего ничего вызвать и осуществить не могут. Один пар бьет столбом из-под обетованной их земли.
  Эти руссославы гораздо более немцы, чем русские.

INDEX LIBRORUM PROHIBITORUM РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

  Похоже,  исследование советской цензуры только начинается, тема необозримая. Что есть сейчас:
        Введение, методика, общее описание советской цензуры.
 
        Списки запрещенных писателей ( далеко не полные ) с комментариями.
        Там же :
       
Часть 2. Литературные альманахи, сборники и журналы.
      Часть 3. Литературоведение и критика
        Часть 4. Библиографические и справочные издания


Collapse )

Советская элита

По наводке alex_vergin в Задорнов
Воспоминания жены "выдающегося советского писателя" , Героя Соцтруда, лауреата Госпремии и т.д. Петра Проскурина. Написал бы то же самое какой "в бессильной злобе" антисоветчик было бы ненатурально и поверить трудно, а тут все от чистого сердца. И вдова, кстати, тоже достигла многого:

Будучи первым и главным редактором почти всех книг классика советской литературы и активно способствуя их выходу в свет, Л.Р. Проскурина и сама была видным публицистом, литературоведом и театроведом. Неоднократно публиковалась в «Советской культуре», «Литературной газете», «Правде», «Экономической и философской газете», журнале «Театр» (литературный псевдоним – Анна Гвоздева).

Ниже несколько цитат, но стоит прочесть целиком. Полный текст.

Но уже где-то в середине декады в Москве вдруг появился еще один «абориген» дальневосточной литературы – Николай Павлович Задорнов. Классик русской прозы, действительный и истинный; исследователь, историк, мыслитель европейского масштаба. После первого крупного успеха своих первых романов о русских переселенцах-хлебопашцах: «Амур-батюшка» и «Золотая лихорадка», удостоенных Сталинской премии, Задорнов переезжает в Ригу по направлению Союза писателей СССР – курировать русскую прозу в только что организованном после освобождения Латвии от фашистов Союзе писателей Латвии. Он получил в Риге роскошную квартиру бывшего посла Великобритании в буржуазной Латвии и, главное, получил возможность работать в ставшем ему необходимым, по его творческим планам, Главном архиве Морского флота России в Ленинграде.<...>
Николай Задорнов и в своих романах, и в жизни, и в литературной среде всегда был возмутителем спокойствия, не считался с признанными авторитетами. Наделал он переполоху и на этот раз. Детально знакомый с дальневосточным литературным процессом, не понаслышке, а подробнейшим образом следя за дальневосточной периодикой и новыми именами, зная окаменелую рогалевскую расстановку сил, он на одной из встреч декады вдруг разразился бурной речью в защиту Петра Проскурина, который, по его мнению, является одной из главных надежд дальневосточной прозы. Остолбеневшие аборигены даже рта не раскрыли в свое оправдание. Петра молниеносно включили в оставшиеся мероприятия, благо их осталось одно или два, и даже с перепугу оплатили дорогу туда и обратно самолетом, суточные и пребывание в гостинице.
На заключительном заседании Секретариата СП РСФСР на Софийской набережной у Леонида Соболева о Петре уже хором, вслед за Задорновым, заговорили как о мощном восходящем явлении всего дальневосточного отряда нашей литературы. Да и факты говорили сами за себя – в один год три книги!
Будучи членом редсовета издательства «Советский писатель», Задорнов совершил еще один колоссальный по важности для Петиного будущего поступок: заинтересовал личностью Проскурина оригинальнейшего человека и мощного издателя – Николая Лесючевского. О Лесючевском, так же как и о самом Задорнове, надо писать отдельно. Эти нестандартные, выламывающиеся из общего ряда знаковые фигуры литературного процесса 60–70-х гг. прошлого столетия связывали дружба и профессиональный неослабевающий интерес друг к другу.<...>
Бог вел Проскурина. Познакомившись и понравившись однажды Лесючевскому, Петр на долгие годы и целые десятилетия был избавлен от унизительного топтания в приемных издательств, что, безусловно, обеспечило ему прочную финансовую основу, независимость суждений и поведения.<...>
Задорнов много сделал для нашей отечественной словесности; открывал белые пятна в истории освоения русского Дальнего Востока; но жить предпочел в Риге. Исследователь и провидец, он и отдаленно не мог предположить той катастрофы, что Рига станет гибельной чужбиной для множества русских людей, отрубленных распадом СССР и отторгнутых от своей Родины – России. «Латвия – для латышей!» В страшном сне нельзя было предугадать это истинно фашистское: «Латвия – для латышей!» И сотни тысяч русских жизней, отрубленных от метрополии – России, невинно погубленных.
И похоронен русский классик на чужбине, в иностранном государстве, вымороченной Балтии, на чужеземном кладбище, в когда-то – истинно русской земле, завоеванной еще в 18 веке Петром I (1702 год).
Его знаменитый сын, Задорнов-младший, Михаил Николаевич, сатирик, поставил на свои средства памятник отцу на берегу Амура, в Хабаровске,
***
Во вскоре изданном, по-моему в тех же «Сибирских огнях», а затем перепечатанном «Роман-газетой» в трех или четырех номерах романе «Тени исчезают в полдень» мне не всё нравилось. Отталкивала какая-то излишняя жестокость. Баптисты – изуверы у него, например, жарили младенцев на кострах, и когда те пытались оттуда выползти, направляли их обратно кочергой в костер. Такие физиологические подробности, на мой взгляд, находятся вне литературы.
***

Роман был новаторский; он впервые вскрывал глубоко завуалированную подковерную внутрипартийную борьбу на достаточно высоком, областном уровне, чего до сих пор в литературе нашей не было. Кроме того, в «Горьких травах», вторым после Константина Симонова, Проскурин вывел на арену фигуру Иосифа Сталина. Пока очень робко, почти конспективно, но в дальнейших своих всех крупных многоплановых произведениях с этой исполинской фигурой он уже не расставался. И срез послевоенной русской деревни был прописан Проскуриным глубоко, реалистически, без лакировки. Потрясает сцена, когда бабы пашут на себе.
***

При Брежневе народ впервые, можно сказать, вздохнул. При всей сталинской гениальности и грандиозных свершениях сталинской эпохи народ, особенно русский, несущий на себе основные тяготы, надорвался. А хрущевское правление вообще было провальным, самым провальным за все послевоенные годы.
В шестидесятые-семидесятые годы впервые люди стали лучше питаться; одеваться в импорт;

Они что-то знают ?

Мне надо было подождать в библиотеке, пока освободится компьютер с Reaxys и я подошел к столу с газетами. Наша библиотека выписывает "Российскую", "Поиск" и АиФ. Открыл АиФ.
Вторая страница; телеведущий, завкафедрой МГИМО:
В России всегда было неудобно жить. Почти всегда было тяжело и временами очень опасно…<…>…терпение - это одна из основных наших добродетелей. Мы чудовищно терпеливы. Наши западные партнёры сильно ошибаются, когда думают, что нас можно каким-то образом прижучить, лишив устриц и колбасок. Мы такое терпели! Так что с санкциями как-нибудь разберёмся

Одна из последних страниц; писатель:
В общем-то любой апокалипсис, будь это нашествие злобных инопланетян или природный катаклизм, жители России перенесут легче, чем другие страны. Мы к апокалипсисам не просто привыкли - мы жили и живём в условиях апокалипсиса. Наши граждане к чрезвычайным ситуациям готовы лучше, чем жители благополучной Европы или Америки.

В середине; генерал:
Все знают, кто такие русские; что лозунг «Всё для фронта, всё для победы» для нас не пустой звук: если понадобится, русский затянет пояс на последнюю дырку, но оборонные расходы не сократит, а, наоборот, нарастит… США это очень беспокоит

Остальные страницы я смотреть побоялся. При этом, АиФ считается газетой умеренной, без оголтелости.

Не оскудела талантами !

Сначала "глас народа" - Вера Борисовна Фомина Вряд-ли это фейк, выражение "Горбач" я никогда раньше не слышал, да и стиль... Убрать под кат стихи Веры Борисовны у меня не поднялась рука- поймите и простите.

О себе

Здравствуйте, меня зовут Вера Борисовна Фомина. В прошлом я работала в отделе кадров нашего завода, но с приходом проклятого Горбача заводы и Страна развалились. Сейчас я на пенсии, имею трех, уже взрослых, детей и одну внучку. Мой младший сын помог мне создать страницу здесь.
Сейчас я пишу стихи, на своём заслуженном отдыхе, люди говорят что стихи очень хорошие и ими нужно делиться с нашим Российским народом.
Что же, значит буду публиковать их здесь. Всем спасибо. Как посоветовал сын, буду писать сюда по одному стиху в день. Хотя очень хочется написать сразу все, но имейте терпение

Новый день- новое стихотворение! На этот раз про белоленточных предателей Родины.

СобрАлись толпою под пропастью неба
На митинг бесовский, на шабаш ужасный
А кто же они? А они из Госдепа
Бабло получают, а это опасно.


И только лишь Путин печется о нас,
Он сам ведь мужик - то что надо.
ОМОН благородный разгонит всех вас,
Агентов проклятого НАТО!

Святейший Кирилл, всей Руси патриарх,
Нам Божье слово доносит.
Нас Путин спасет, трепещи, олигарх!
И Путин нам счастье приносит!

******

Путин страну поднимает с колен!
Батюшка снимет бесовской плен!
Сила страны в рабочем простом!
Партия, Путин, Россия - наш дом!!!

И вот первый стишок, на злобу дня, как говориться. О проклятых гомосеках.

Злобные американцы развалить Страну хотят!
К нам заслали гомосеков, чтобы портили ребят!
Но ответим мы сурово вражеской напасти: "НЕТ"!
Мы в России извращенцам не дадим зелёный свет!

Церковь, Путин, депутаты уже приняли закон,
Взять за шкирку гомосеков- вышвырнуть с России вон!
Не судьба американцам развалить мою страну,
Пропаганда извращений нам в России ни к чему!!!

Добавка: в ЖЖ Веры Борисовны набежала из Америки толпа извращенцев. Боюсь, затопчут они нежные ростки красоты... Спешите !


А вот новые стихи главы Марий Эл Леонида Маркелова
Оригинал взят у cegob в Прикоснитесь, что ли, к прекрасному.

Под небом голубым, бескрайним
И в ярких солнечных лучах,
И в депрессивных днях, скандальных -
По-крупному и в мелочах

Я изменяю жизнь рабочего поселка,
И минуло тому двенадцать лет.
Я слышу вой стального волка,
Давая в дождь классический балет.

Растут на берегах песчаных
Дворцов и замков стройные ряды.
Река в своих глазах стеклянных
Их отражением смотрит из воды.

Collapse )

Не зарастет народная тропа...