thrasymedes


Журнал случайностей, неосторожностей, нелепых крайностей и невозможностей


Памяти неизвестного читателя
thrasymedes
      Вспоминаю, что Довлатов говорил о своем ремесле.
      Потому он не употребляет мата и непристоя, как Юз Алешковский с избытком к примеру, что это не функциональные  слова, а - декоративные, вычурные, выспренные, слишком нарядные, красивые наоборот, такое словесное барокко. А у него в текстах всякое слово, междометия включая, - на строгом производственном отчете и учете. И - никакого выпендрежа, тем более - описательных пустот.

Кому не хватает адреналина ?
thrasymedes
   Довольно корявый перевод с немецкого, но это даже прибавляет шарма.

          Большое влияние на качество и выхода адреналина оказывает качество доставляемых с боен надпочечников. Последние должны поступать на извлечение в  б е з у с л о в н о  с в е ж е м  с о с т о я·н и и . Они довольно скоро подвергаются разложению и на этом основании не переносят дальней перевозки. Особенно в жаркое время года их нужно перевозить в ледяной воде и сохранять в ней до извлечения. Воду от тающего льда нужно брать для извлечения. Лучше всего избегать перевозки надпочечников летом; вообще же предпочтительнее прямая доставка автомобилем, железной дорогой или почтой. Также и переработка должна производиться тотчас по прибытии на фабрику.
         6 кr очень тщательно очищенных от жира свежих надпочечников измельчают в мясорубке и загружают в небольшой опрокидывающийся эмалированный котелок, обогреваемый большой бунзеновской горелкой или лучше паром. Их пересыпают 60 г цинковой пыли и прибавляют столько  д е с т и л л и р о в а н н о й  воды, чтобы они были покрыты ею.
         После того как прибавили еще 20 r щавелевой кислоты, медленно нагревают при постоянном помешивании стеклянной палочкой до 50° и перемешивают при этой температуре 1 час. Жидкость после извлечения фильтруют через мешок, остаток переносят на фильтровальное полотно и отжимают на ручном прессе. Повторяют извлечение, - на этот раз только 1/2 часа, но уже при 60°, - фильтруют и отжимают снова. После этого остаток в прессе выбрасывают.        Read more...Collapse )

Автора не знаю
thrasymedes
Когда вы надеваете носок на левую ногу, второй носок автоматически становится правым. Мгновенно и независимо от расстояния между ногами и между носками. А также независимо от того, был он до этого левым или правым.
Это и есть квантовая запутанность, она же нелокальность

На правахъ рекламы и саморекламы
thrasymedes
Оригинал взят у philtrius в На правахъ рекламы и саморекламы
День открытыхъ дверей Университета Дмитрiя Пожарскаго пройдетъ 23 апрѣля въ зданiи ЦЭМИ РАНЪ (Нахимовскiй проспектъ, 47, ауд. 521) и начнется въ 14.00.
Программа мнѣ пока извѣстна не вполнѣ, могу только сказать, что для заманиванiя публики у насъ будутъ публичныя лекцiи (въ частности, В. п. с. прочтетъ оную на тему «Iезуитскiе традицiи въ русскомъ образованiи XVII — начала XIX вѣка»).
Такъ что публикѣ предлагается заманиваться.
Нашъ конкурсъ студенческихъ работъ.
P. S. Я рѣдко прошу о републикацiи моихъ репликъ, но сейчасъ дѣлаю это.

Учиться у великих
thrasymedes
Только в Берлине, где он проучился год под руководством Гельмгольца и Кирхгофа, перед ним раскрылись широкие горизонты науки. Однако, как пишет Планк, это произошло не благодаря их лекциям.
Гельмгольц никогда как следует не готовился к лекциям, он импровизировал, прибегая к помощи записной книжки, и делал ошибки у доски, так что студенты чувствовали, что ему столь же все надоело, как и им самим. Лекции же Кирхгофа были всегда тщательно отработаны, каждая фраза продумана, но все было скучно и монотонно.
Это произошло, когда Планк обратился к их трудам, которые его восхитили.

А ведь кто бы не мечтал слушать лекции самого Гельмгольца и самого Кирхгофа ?

И снова про 42 млн.
thrasymedes
Оригинал взят у gistory в И снова про 42 млн.
Обнаружился источник цифры в 42 млн погибших - работа И И Ивлева.
http://soldat.ru/news/1064.html

Сам я ее только читаю, мнения никакого нет.

Читать трудно, сплошное жонглирование цифрами

Птица троллейбус
thrasymedes
Если на троллейбусе увидите надпись "На Берлин", - не верьте !
Он идет только до Озерной улицы, а оттуда до Берлина еще очень далеко.

Классово близкий
thrasymedes
Вдруг понял, почему Трамп вызывает восторг у отечественных "правящих кругов ".
Как назвать ту партию, которая реально правит в России ?
"Народные миллиардеры" ? "Миллиардеры за народ" ?
"Нерушимое единство миллиардеров и народа" ?
Что-то в этом роде. Понятно, Трамп для них свой 

...
thrasymedes
         NN водил сына на елку в Президиуме РАН ( золотые мозги ). Детям на елке показали спектакль про колонизацию Марса.
Колонизацией Марса  занимаются три героя, выдающихся ученых - Томас Эдисон, Дмитрий Менделеев и Леонардо да Винчи. У Эдисона бизнес-план, он хочет создать на Марсе курорты для богачей, но Менделеев разрушил коварные планы империалистов и отдал Марс пролетариату и беднейшему крестьянству. Роль Леонардо осталась мне неясна.
         Сначала подумал, что пыль столетий отряхнув, достали откуда-то еще советских времен сценарий. Но никаких бизнес-планов тогда не было, да и Эдисон не был злодеем советской мифологии.

Кстати, загадочное явление: советские люди и сейчас воспринимают Россию как защитницу униженных и оскорбленных, надежду трудящихся всего мира. Ну ладно еще в советское время, но сейчас ?!

Советская элита
thrasymedes
По наводке alex_vergin в Задорнов
Воспоминания жены "выдающегося советского писателя" , Героя Соцтруда, лауреата Госпремии и т.д. Петра Проскурина. Написал бы то же самое какой "в бессильной злобе" антисоветчик было бы ненатурально и поверить трудно, а тут все от чистого сердца. И вдова, кстати, тоже достигла многого:

Будучи первым и главным редактором почти всех книг классика советской литературы и активно способствуя их выходу в свет, Л.Р. Проскурина и сама была видным публицистом, литературоведом и театроведом. Неоднократно публиковалась в «Советской культуре», «Литературной газете», «Правде», «Экономической и философской газете», журнале «Театр» (литературный псевдоним – Анна Гвоздева).

Ниже несколько цитат, но стоит прочесть целиком. Полный текст.

Но уже где-то в середине декады в Москве вдруг появился еще один «абориген» дальневосточной литературы – Николай Павлович Задорнов. Классик русской прозы, действительный и истинный; исследователь, историк, мыслитель европейского масштаба. После первого крупного успеха своих первых романов о русских переселенцах-хлебопашцах: «Амур-батюшка» и «Золотая лихорадка», удостоенных Сталинской премии, Задорнов переезжает в Ригу по направлению Союза писателей СССР – курировать русскую прозу в только что организованном после освобождения Латвии от фашистов Союзе писателей Латвии. Он получил в Риге роскошную квартиру бывшего посла Великобритании в буржуазной Латвии и, главное, получил возможность работать в ставшем ему необходимым, по его творческим планам, Главном архиве Морского флота России в Ленинграде.<...>
Николай Задорнов и в своих романах, и в жизни, и в литературной среде всегда был возмутителем спокойствия, не считался с признанными авторитетами. Наделал он переполоху и на этот раз. Детально знакомый с дальневосточным литературным процессом, не понаслышке, а подробнейшим образом следя за дальневосточной периодикой и новыми именами, зная окаменелую рогалевскую расстановку сил, он на одной из встреч декады вдруг разразился бурной речью в защиту Петра Проскурина, который, по его мнению, является одной из главных надежд дальневосточной прозы. Остолбеневшие аборигены даже рта не раскрыли в свое оправдание. Петра молниеносно включили в оставшиеся мероприятия, благо их осталось одно или два, и даже с перепугу оплатили дорогу туда и обратно самолетом, суточные и пребывание в гостинице.
На заключительном заседании Секретариата СП РСФСР на Софийской набережной у Леонида Соболева о Петре уже хором, вслед за Задорновым, заговорили как о мощном восходящем явлении всего дальневосточного отряда нашей литературы. Да и факты говорили сами за себя – в один год три книги!
Будучи членом редсовета издательства «Советский писатель», Задорнов совершил еще один колоссальный по важности для Петиного будущего поступок: заинтересовал личностью Проскурина оригинальнейшего человека и мощного издателя – Николая Лесючевского. О Лесючевском, так же как и о самом Задорнове, надо писать отдельно. Эти нестандартные, выламывающиеся из общего ряда знаковые фигуры литературного процесса 60–70-х гг. прошлого столетия связывали дружба и профессиональный неослабевающий интерес друг к другу.<...>
Бог вел Проскурина. Познакомившись и понравившись однажды Лесючевскому, Петр на долгие годы и целые десятилетия был избавлен от унизительного топтания в приемных издательств, что, безусловно, обеспечило ему прочную финансовую основу, независимость суждений и поведения.<...>
Задорнов много сделал для нашей отечественной словесности; открывал белые пятна в истории освоения русского Дальнего Востока; но жить предпочел в Риге. Исследователь и провидец, он и отдаленно не мог предположить той катастрофы, что Рига станет гибельной чужбиной для множества русских людей, отрубленных распадом СССР и отторгнутых от своей Родины – России. «Латвия – для латышей!» В страшном сне нельзя было предугадать это истинно фашистское: «Латвия – для латышей!» И сотни тысяч русских жизней, отрубленных от метрополии – России, невинно погубленных.
И похоронен русский классик на чужбине, в иностранном государстве, вымороченной Балтии, на чужеземном кладбище, в когда-то – истинно русской земле, завоеванной еще в 18 веке Петром I (1702 год).
Его знаменитый сын, Задорнов-младший, Михаил Николаевич, сатирик, поставил на свои средства памятник отцу на берегу Амура, в Хабаровске,
***
Во вскоре изданном, по-моему в тех же «Сибирских огнях», а затем перепечатанном «Роман-газетой» в трех или четырех номерах романе «Тени исчезают в полдень» мне не всё нравилось. Отталкивала какая-то излишняя жестокость. Баптисты – изуверы у него, например, жарили младенцев на кострах, и когда те пытались оттуда выползти, направляли их обратно кочергой в костер. Такие физиологические подробности, на мой взгляд, находятся вне литературы.
***

Роман был новаторский; он впервые вскрывал глубоко завуалированную подковерную внутрипартийную борьбу на достаточно высоком, областном уровне, чего до сих пор в литературе нашей не было. Кроме того, в «Горьких травах», вторым после Константина Симонова, Проскурин вывел на арену фигуру Иосифа Сталина. Пока очень робко, почти конспективно, но в дальнейших своих всех крупных многоплановых произведениях с этой исполинской фигурой он уже не расставался. И срез послевоенной русской деревни был прописан Проскуриным глубоко, реалистически, без лакировки. Потрясает сцена, когда бабы пашут на себе.
***

При Брежневе народ впервые, можно сказать, вздохнул. При всей сталинской гениальности и грандиозных свершениях сталинской эпохи народ, особенно русский, несущий на себе основные тяготы, надорвался. А хрущевское правление вообще было провальным, самым провальным за все послевоенные годы.
В шестидесятые-семидесятые годы впервые люди стали лучше питаться; одеваться в импорт;


?

Log in